Африка в ожидании украинского металла

Ведущие страны неарабской Африки предпринимают усилия по развитию собственной металлургии. Пока же региональный металлорынок зависит от импорта, чем пользуются и украинские металлурги.

В начале года стало известно, что турецкий метхолдинг Tosyali, включающий 25 активов в Турции, Алжире, США, Европе и на Ближнем Востоке, может построить сталеплавильный завод в Эфиопии. По словам главы холдинга, Фуата Тосьяли, новые мощности смогут в значительной мере заместить металлоимпорт и сократить расходы местных потребителей. В качестве примера приводится проект строительства метпредприятия в Алжире стоимостью около 2 млрд долл., реализованный компанией в 2013-17 годах.

Сегодня в Эфиопии более 240 металлургических производств совокупной ежегодной мощностью около 1,5 млн тонн, из которых 1,2 млн тонн приходится на арматуру. Однако из-за высокой себестоимости и конкуренции со стороны импорта, в т.ч. из Турции и постсоветских стран, загрузка национальной металлургии сравнительно невелика. Так, в 2016 году она произвела лишь 386,3 тыс. тонн арматуры. При этом выплавка стали отсутствует, и если Tosyali удастся реализовать свой проект, это приведет к значительному изменению ситуации на местном рынке.

Спрос на металл в Эфиопии связан с ростом ее экономики, который продолжается с 2002 года (с небольшим перерывом в 2010-м) и в 2016-м, по данным Всемирного банка, составил 12,3%, до 72,4 млрд долл. В числе факторов – значительные иностранные инвестиции: в 2016-м их приток вырос на 1 млрд долл., до 4,5 млрд долл., и по результатам прошлого года прогнозируется такая же динамика. В ближайшие годы стране прочат примерно такие же темпы роста ВВП, и это будет стимулировать металлопотребление. К тому же собственная металлургия позволит развивать экспорт в соседние государства.

Ключевой металлургической "державой" неарабской Африки является ЮАР, одна из основных развивающихся стран, входящая в неформальную группу БРИКС. Отрасль имеет годовую производительность более 6 млн тонн стали и представлена прежде всего предприятием ArcelorMittal South Africa (примерно 60% странового рынка, 5 активов). В то же время агрессивную экспансию на южноафриканском металлорынке ведет Китай, что стало одной из причин спада выплавки стали в ЮАР – в 2016 году она снизилась на 4,3%, до 6,1 млн тонн. Подобную политику Пекин проводит и по всей Африке, и в остальных важных регионах мирового металлопотребления, в т.ч. через приобретение местных производств или создание новых. Так, китайский холдинг Hebei Iron & Steel договорился с Южноафриканским государственным институтом развития о строительстве нового МК на 5 млн тонн стали в год, сметой приблизительно 5 млрд долл. Предполагаемое место размещения – северо-восточная часть ЮАР недалеко от побережья Индийского океана, в провинции Квазулу-Наталь или Мпумаланга.

Другой пример экспансии КНР – это соседняя с ЮАР Зимбабве, где правительство объявило о готовности взять на себя долги МК Zimbabwe Iron and Steel Company (Zisco) на сумму около 450 млн долл., чтобы сделать его привлекательнее для китайской R&F Properties, в августе-2017 заявившей о готовности приобрести комбинат и вернуть его в строй. По словам министра финансов Зимбабве Патрика Чинамасы, R&F готова вложить в МК, простаивающий с 2008 года, до 2 млрд долл. Это критически важно для восстановления национальной экономики, находящейся в глубоком кризисе; возрождение Zisco позволит вернуть к прибыльности угольный рудник Hwange и зимбабвийские железные дороги. МК построен в 1960-е годы, его плановая мощность – 2 млн тонн стали, замены требует до 90% имеющегося оборудования.

Еще одна крупная африканская страна, стремящаяся развивать собственную металлургию, – Нигерия, которая рассчитывает привлечь 2 млрд долл. в завершение своего долгостроя, МК Ajaokuta, актуальной ежегодной производительностью 1,3 млн тонн стали. Сооружение предприятия началось еще в 1979-м с помощью СССР. Мощность намечено повысить до проектной – более чем 5 млн тонн стали в год, при нынешней емкости внутреннего рынка в 7 млн тонн проката. Тем самым выход на расчетные показатели позволит МК покрывать основную часть странового спроса. В целом в стране есть около 30 меткомпаний разного размера, из них реально работает менее 20. Нигерия – заметный игрок глобального рынка нефти и сжиженного газа, использующий доходы от экспорта углеводородов для экономического развития. С 2014 года нигерийский ВВП уменьшается из-за подешевения нефти, в 2016-м спад составил целых 15,8%, до 405,1 млрд долл. Но до того он почти неуклонно рос с 2001 года, стартовав от уровня 44 млрд долл. и с тех пор увеличившись в 10 раз. Нет сомнений, что у Нигерии значительный потенциал металлопотребления. И здесь тоже заметна "рука Поднебесной", которая уже вложила в местные проекты свыше 10 млрд долл. – в промышленность, ТЭК, транспорт.

Поступления от углеводородного экспорта содействуют появлению и развитию металлургии и в других государствах Африки – например, в Анголе, где в 2016-м запущен первый мини-МЗ Aceria de Angola (ADA) на 300 тыс. тонн арматуры в год. После многолетней гражданской войны здесь осталось немало разбитой военной техники, негодного промоборудования, разрушенных зданий и т.п., благодаря чему электросталеплавильные агрегаты ADA будут обеспечены ломом 3-4 года. Затем предусмотрено постепенное расширение импорта этого сырья. Хотя и тут с 2014 года наблюдается сокращение ВВП, который в этот период снизился почти на 30%, со 126,8 до 89,6 млрд долл.

Другими кандидатами в африканский "металлургический клуб" являются такие относительно крупные и динамичные (по меркам континента) экономики, как Сенегал, Кения, Замбия. Скажем, кенийский ВВП не пострадал от международного кризиса-2008 или колебаний нефтерынков, и поступательно растет с 2000 года, за это время увеличившись с 12,7 до 70,5 млрд долл. В стране развивается перерабатывающая индустрия, а это – принципиальный фактор спроса на металл, тем более что речь не только о пищевой или легкой промышленности, но и о химии и автопроме. В Сенегале также, кроме прочего, налажена сборка автомобилей и сельскохозяйственных машин, а Замбия известна своими полезными ископаемыми.

В целом, в последующие годы в ряде стран Африки южнее Сахары будут развиваться инфраструктура, промышленность, энергетика. Это означает и спрос на металл, а значит – и возможности для металлургов Украины, тем более что конкуренция на африканском металлорынке пока что все-таки не так остра, как в других регионах потребления. Можно сказать, что в 2017-м отечественный металлоэкспорт в направлении Черного континента постепенно развивался и составил 3 млн тонн, или 16,2% общегодового тоннажа. Ведущее место в этом объеме занимает более экономически активная и развитая Северная Африка, однако и на остальной части континента есть успехи: поставки по многим второстепенным направлениям (Гана, Кот-д`Ивуар, Камерун, Кения) возросли во много раз, в тот же Сенегал – на 28%, до 59,4 млн долл., в Эфиопию – на 19,1%, до 69,9 млн долл. Украинским экспортерам, среди прочего, помогает отмеченное в прошлом году ослабление металлоэкспорта из Китая, которое несколько упростило работу и на других рынках. В 2018-м КНР может снова активизировать экспорт, но будем надеяться, что нашим металлургам удастся закрепиться на достигнутых позициях.

https://www.minprom.ua