Распри деления

На рынке сырья у деревопереработчиков появился новый и классово чуждый им конкурент — перекупщик. Если еще в прошлом году для дальнейшей перепродажи лес закупали единицы, то на проходящем в августе-сентябре нынешнего года аукционе по реализации необработанной древесины, заготавливаемой в IV квартале 2013 г., на их долю пришлось 15% от общего количества участников.

Массовость это явление приобретает потому, что сами деревопереработчики стали чересчур осторожными: они перестали закупать сырье в объемах, обеспечивающих им загрузку производства на весь квартал.
Во-первых, производителям мебели и плит сейчас не хватает оборотных средств на крупные фьючерсные закупки (а на аукционах любой лот — фьючерсный), а во-вторых, нестабильность спроса не позволяет им надеяться на бесперебойную загрузку мощностей. Когда же объемы производства у деревопереработчиков увеличиваются, они вынуждены приобретать лесоматериалы с накруткой около 70 грн. на 1 куб.м к аукционной цене.

Казалось бы, вполне здоровая ситуация. Так, например, работает рынок металлургического сырья: часть сырья меткомбинаты закупают на фьючерсном рынке, часть — на спотовом. Но в августе-сентябре этого года положение прямых потребителей усугубилось тем, что на аукцион было предложено древесины слишком мало, даже с учетом нынешних ограниченных потребностей переработчиков.

"Как правило, больше всего лесоматериалов выставляется на аукционах по реализации необработанной древесины, заготавливаемой в I квартале, а на аукционах на III и IV кварталы лесосырья выставляется значительно меньше", — говорит Руслан Деречинский, владелец предприятия "Цунами" (г.Луцк; деревообработка; с 2001 г.; 250 чел.).

Классификация

По словам операторов, большинство перекупщиков на аукционе позиционировались как деревопереработчики и предоставляли соответствующие справки об объемах переработанной древесины в предшествовавший аукциону период. Но, в отличие от реальных производителей древесной продукции, они закупали в разы больше лесосырья, чем указано в этих справках.

"Формально такие участники аукционов являются деревопереработчиками. Но при производственной мощности 30 куб.м в квартал они заказывают 30 тыс.куб.м", — говорит Максим Кардашевский, частный предприниматель (г.Харьков; деревообработка; с 2005 г.; 10 чел.).

Впрочем, так поступают только самые честные перекупщики. Поскольку правдивость вышеназванного документа не проверяется, нередко участники аукционов указывают завышенные объемы деревопереработки.

"Действенного контроля за достоверностью предоставляемой предприятиями-покупателями информации об их объемах переработки древесины нет. Каждый покупатель самостоятельно определяет данные объемы. От этого страдают реальные производители, которые часто не могут приобрести на аукционах требуемые им объемы древесного сырья", — говорит Валерий Подкорытов, директор предприятия "Ванеса" (г.Корюковка, Черниговская обл.; производство и продажа обрезных пиломатериалов; с 2002 г.; около 100 чел.).

Кроме того, перекупщики мигрируют: скупившись на аукционе в одной области, едут на торги в другую. "При этом они хорошо разбираются в потребностях рынка: тонкий лес покупают везде, а толстый — на тех аукционах, где он дешевле", — говорит г-н Кардашевский.

Причем на всех торгах перекупщики исповедуют подход товарища Шарикова: "взять и поделить". А именно, требуют предлагаемую на аукционах древесину делить между участниками поровну. Но при этом в интересах перекупщиков на участие в торгах заявляется сразу несколько фирм. "Какое же это "поровну"? Местным деревопереработчикам не хватает лесоматериалов", — говорит г-н Подкорытов.

В результате, реальные производители вынуждены сами искать и закупать недостающее сырье в разных областях. "Один из богатейших сырьем лесхозов области расположен через дорогу от нас. Казалось бы, можно по-соседски решать вопросы нехватки лесоматериалов, при этом мы могли бы платить ему наивысшую цену, так как в этом случае транспортные и накладные затраты минимальны. Вместо этого мы вынуждены ездить по соседним областям в поисках древесины, нести дополнительные расходы, что увеличивает себестоимость нашей продукции и уменьшает ее конкурентоспособность", — говорит г-н Подкорытов.

Некоторые деревопереработчики уверены, что перекупкой грешат предприятия, так или иначе связанные с организатором аукционов — Государственным агентством лесных ресурсов Украины (Гослесагентством).

"Есть перекупщики, которые фактически не имеют деревоперерабатывающих мощностей, и при этом на их участие в аукционах "закрывают глаза" (в том числе и лесхозы). Чтобы таким образом зарабатывать, нужно быть приближенным к чиновникам Гослесагентства", — говорит оператор, пожелавший остаться неназванным. Другие операторы считают, что большинство перекупщиков работают сами по себе.

Неуловимые

Интересно, что в Гослесагентстве говорят, что в квартальных аукционах должны участвовать только конечные потребители лесосырья, а документы, подтверждающие этот факт, должны тщательно проверяться в соответствующих ведомствах. Но у деревопереработчиков возникает справедливый вопрос: почему сейчас никто не проверяет таких участников, тем более что "вычислить" перекупщиков не представляет труда.

В первую очередь это можно сделать через интернет, где перекупщики размещают объявления о продаже круглого леса. Кроме того, их можно определить по многочисленности конечных станций получения лесоматериалов, закупаемых на аукционах, и зачастую такие "пункты назначения" сырья находятся на другом конце страны от задекларированного места дислокации производства перекупщика.

"Вот только заниматься этими "вычислениями" некому. Для продавцов и биржи главная цель — продать товар. Кому — это для них второстепенный вопрос. Но в результате такого "формализма" местным производителям не хватает леса, сокращаются объемы переработки, рабочие места, поступления в местные бюджеты", — говорит г-н Подкорытов.

Решения

Бороться с перекупщиками чуть ли не каждый деревопереработчик предлагает по-разному, многие настаивают на нерыночных госрегуляторных методах. Одни предлагают отслеживать все транзакции с купленным на торгах лесом и составлять список тех, кто использует его не для собственной переработки; а фигурантов таких списков допускать на аукционы в последнюю очередь. Другие — штрафовать участников, которые выкупают древесину не для собственных нужд. Гослесагентство скромно намекает, что можно решить все проблемы, если передать весь рынок древесины под единоличный контроль некоему распорядителю.

Немногочисленные респонденты ратуют за то, чтобы пополнять оборотные средства перед аукционами за счет банковских кредитов. Но большинство деревопереработчиков отвергли этот, казалось бы, вполне здравый и цивилизованный метод. Дело в том, что при нынешнем уровне рентабельности переработки кредиты под лесоматериалы экономически нецелесообразны, поскольку их стоимость превышает накрутку тех же самых перекупщиков.

Наиболее дальновидные игроки предлагают тем, кто испытывает проблемы с "обороткой" и со стабильным спросом на свою продукцию, объединяться как для решения кратковременных снабженческих задач, так и для постоянного эффективного лоббирования своих интересов. И хотя такие призывы звучат уже не первый день, мелкие и средние переработчики идут на торги каждый сам по себе.

"Местные деревопереработчики не особо рвутся договариваться и объединяться. Это, скорее, исключение, чем правило. Большинство будут умирать, но не объединятся", — уверен г-н Деречинский. Впрочем, среди таких "исключений" наблюдаются и весьма массовые. Например, деревопереработчики Черниговской области еще в 2012 г. объединились в региональную Ассоциацию.

"Именно в объединении деревопереработчиков можно и нужно искать выход из многих сложившихся на сегодняшний день проблемных ситуаций в деревоперерабатывающей отрасли. Следующий шаг — создание реальной, а не фиктивной национальной ассоциации деревопереработчиков", — говорит г-н Подкорытов.

Помимо прочего, считают некоторые игроки рынка, это могло бы стать и неплохим бизнес-проектом, от которого все участники украинского лесного рынка только выиграли бы. По словам г-на Подкорытова, чтобы успешно развивать такой проект, деревопереработчикам нужно создавать соответствующую инфраструктуру. "Все производители просто обречены на грядущее объединение. Чем быстрее они это сделают, тем лучше будет для них", — уверен он.

Чиновник — о защите

Виктор Сивец, председатель Гослесагентства: — Как вести борьбу с перекупщиками? Во-первых, необходим прозрачный рынок: вся древесина должна реализовываться на открытых аукционах. К участию в них должны допускаться только субъекты хоздеятельности, которые осуществляют переработку древесины, что может быть подтверждено справкой Миндоходов.

Во-вторых, все леса должны быть переданы единому распорядителю, который будет проводить единую государственную политику. В-третьих, надо категорически запретить реализацию древесины по договорам, кроме продажи дров топливных для населения, социальной сферы и для потребностей на индивидуальное строительство без права перепродажи древесины.

lesovod.org.ua