Эрик Найман: Прогноз экономического развития Украины

Известный украинский экономист – о том, как стране выходить из «коронавирусного» кризиса

Уже более трех месяцев Украина и весь мир живут в условиях карантина. Люди научились не только ходить в масках и часто дезинфицировать руки, но и работать удаленно, проводить совещания, встречи и даже конференции в режиме онлайн.

Не утихают дискуссии по поводу того, как эпидемия повлияет на мировую экономику и экономики отдельных стран. В интервью GMK Center известный экономист, управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман рассказал, почему нынешний кризис ударит по Украине меньше, чем по развитым странам, чем он отличается от всех предыдущих, какую ошибку допустили власти в начале эпидемии и какие направления инвестирования – в Украине и за границей  сегодня самые перспективные.

На фоне экономического кризиса, вызванного коронавирусом, звучат различные прогнозы относительно падения ВВП Украины по итогам 2020 года: 4,2% (Минфин), больше 5% (НБУ), 7,7% (МВФ). Каков ваш прогноз, какой вариант вы считаете наиболее реалистичным?

– Падение на 7% – более реалистичный сценарий. Сценарии падения на 4-5% тоже возможны, но они, скорее, оптимистичные.

От чего зависит, оптимистичный или пессимистичный сценарий нас ожидает?

– Главный фактор – ситуация с коронавирусом. Если будет вторая волна эпидемии, тогда мы пойдем по пессимистическому сценарию.

Вы выступаете за облегчение, сохранение или, возможно, ужесточение карантина?

– Экономика должна работать, поэтому я с самого начала выступал против жесткого карантина. И, на мой взгляд, жизнь подтвердила, что нельзя было слепо вводить настолько строгие ограничения. «Умный» карантин, к которому сегодня, по сути, пришли все страны, в том числе Украина, является гораздо более приемлемым вариантом. Жесткий карантин убивает больше людей, чем коронавирус.

То есть падение, по вашему мнению, уже достаточно серьезное?

– Да, урон уже нанесен. Представьте, что вы едете в поезде, который идет на полном ходу, и кто-то внезапно срывает стоп-кран: люди падают с полок, кто-то получает ушибы, переломы. Вот с этим эффектом мы и столкнулись. Сейчас локомотив возобновляет работу, набирает ход, но осторожно, с оглядкой «А вдруг опять карантин?». Вся экономика перешла на работу на сниженных оборотах, люди экономят деньги. Больше всего страдает малый и средний бизнес, который «заточен» под экономику сервиса, потребительских услуг и необязательных товаров. Дальше по цепочке неопределенность передается в реальный сектор: начинаются увольнения, сокращения заработных плат и т.д. В итоге в Украине, да и во всем мире, мы наблюдаем депрессию.

На своих страницах в соцсетях вы проводили опрос относительно дальнейшего курса гривны: одни ожидают ее укрепления, другие – девальвации. Кабмин заложил в бюджет среднегодовой курс доллара на уровне 29,5 грн. Есть ли у вас свой прогноз относительно стоимости национальной валюты в ближайшее время?

– Базовый сценарий – 28 грн/долл. к концу года. Пессимистичный (если мы ссоримся с МВФ, меняется глава Нацбанка, появляются новые проблемы в мировой экономике) – 30 грн/долл. и выше. Оптимистичный – сохранение курса на уровне 26,5-27,5 грн/долл. к концу года.

Какие самые большие вызовы, на ваш взгляд, сегодня угрожают украинской экономике?

– Скажу так: для Украины этот кризис не самый болезненный. Почему? Дело в том, что в развитых странах (Европа, США) экономика на 60% формируется за счет потребительского спроса. По нему сейчас нанесен самый большой удар. В развитых странах сегодня наблюдается самое глубокое падение за последние приблизительно 80 лет. А украинская экономика отсталая, архаичная. Наша экономическая структура лишь недавно начала плавно меняться в сторону потребления. Большая часть экспорта – агропродукция (здесь спрос достаточно стабильный; люди как ели до кризиса, так и едят) и металлургия (проседание есть, но не критичное). Восстановление может затянуться в сфере спроса на украинскую рабочую силу: спрос на наших айтишников, трудовых мигрантов и моряков будет восстанавливаться по мере восстановления мировой экономики. Ну и последний фактор – действия государства, то есть будут ли власти эмитировать гривну, строить дороги, запускать инфраструктурные проекты, выдавать льготные кредиты и т.д. Эти меры могут немного сгладить падение. Но в целом прогноз МВФ по проседанию ВВП на 2020 год таков: США – 8%, Европа – 10%, Украина – 7,7%.

То есть это уникальный случай, ведь раньше во время мировых кризисов мы падали больше, чем развитые страны?

– Да, причем важно отметить, что сегодня у нас относительно стабильный курс гривны. «Банкопада» нет, и угрозы такой тоже нет. Обычно у нас случался финансовый кризис, а в этот раз чисто экономический, причем порожденный, скорее, действиями государства, чем объективными негативными факторами.

В связи с этим уточняющий вопрос: у Украины есть шанс сократить отставание от развитых стран хотя бы немного?

– Отставание сокращается все-таки в периоды роста, а не в периоды падения. Сегодня вопрос стоит не столько о глубине падения, сколько о скорости восстановления. И вот тут прогнозы скептические: да, мы упадем меньше, но восстанавливаться будем медленнее. Опять же из-за отсутствия реформ, архаичности экономики и т.д.

Какую экономическую политику, какие меры вы рекомендовали бы применить государству?

– Государственной политики в Украине как таковой нет. Нет целостной картины того, какое государство мы строим, за счет чего будет обеспечен ускоренный экономический рост. По сути, Украине придется начать с чистого листа. Во многих сферах – авгиевы конюшни. И вычистить их уже не получится – многие элементы нужно просто сносить.

Нужно понять, чего мы хотим. 1. Ничего не делать, жить на субсидии и получать деньги из Европы? 2. Работать, строить заводы, создавать рабочие места? И тогда наша единственная просьба к государству: «Не мешайте!». Это два разных подхода. И ужиться они могут, только если приверженцам обоих подходов дать то, чего они хотят. Если люди хотят строить бизнес, государство им не мешает и берет немного в виде налогов, чтобы помогать вторым. При этом доля Украины в мировой экономике постоянно увеличивается (сейчас это лишь 0,5%, хотя на заре независимости был 1%).

Но дискуссии об этом в обществе, к сожалению, нет. И, судя по всему, не предвидится.

У нас есть электричество, вода, интернет. Это уже много! У большинства африканских стран или огромного количества жителей Индии и того нет. Может, нам этого достаточно?

Я так понимаю, вы не против стимулирования экономики путем реализации инфраструктурных проектов? Какие источники финансирования могут быть при этом применены?

– Сейчас можно достаточно безболезненно печатать деньги. Их печатают все. Определенный запас прочности по эмиссии существует.

В связи с этим вопрос: довольны ли вы нынешней политикой НБУ (интервью записано до заявления Якова Смолия об отставке с должности главы Нацбанка. – Ред.)?

– Нацбанк действует вполне адекватно. Например, они агрессивно снизили учетную ставку.

Но бизнес все равно жалуется на дорогие кредиты…

– Думаю, в ближайшее время кредиты станут более доступными, процентные ставки будут снижаться. Но у нас есть проблема с заемщиками: многие компании, по сути, неплатежеспособны. Могут быть проблемы с отчетностью, может быть большая предыдущая кредитная нагрузка и т.д.

То есть у хорошего заемщика скоро может появиться возможность взять более выгодный кредит?

– Да, хорошим заемщикам однозначно будет легче привлекать кредиты.

А в какой бизнес вы сегодня рекомендуете инвестировать своим клиентам?

– Аграрная сфера и инфраструктура, прежде всего экспортная.

Порты и припортовая инфраструктура?

– Да.

Многие говорят, что кризис – период возможностей. Согласны ли вы с этим? Кто в Украине может воспользоваться нынешним «коридором возможностей»?

– На ближайшие лет десять точки роста в мире – это е-commerce, онлайн-экономика. В Украине, соответственно, тоже нужно как-то ориентироваться на эту часть экономики, но это проблематично.

Почему?

– В Украине нет сильных продуктовых IТ-компаний и в целом IТ-законодательство слабое. Вопросы вызывают также налоговые новации, которые могут сделать этот сектор еще менее привлекательным.

Размышляли ли вы о том, как изменятся глобальные экономические взаимоотношения, мировая и отечественная экономика вследствие коронавирусного кризиса? Поделитесь, пожалуйста, своим видением.

– Безусловно, увеличивается доля е-commerce, так называемой неклассической экономики: роботы, 5G, телекоммуникации, большие данные и т.д.

Нынешняя экономическая депрессия, по вашему мнению, надолго затянется?

– Пока есть ожидания, что нет, что все-таки подъем в мировой экономике начнется в конце текущего года, а в украинской – в начале следующего.

https://gmk.center